Опубликовано: 25 июня 2024 / Обновлено: 26 июня 2024

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

На сегодняшний день вопрос «есть ли дружба между мужчиной и женщиной» волнует многих. В том числе и американских ученых, которые в 2012 году провели свое исследование на эту тему. Ссылка на оригинал исследования — https://www.researchgate.net/publication/258189575_Benefit_or_burden_Attraction_in_cross-sex_friendship

Исследование провела Эйприл Блеске Речек. Доцент кафедры Психологии университета в Висконсине. Оригинал исследования был написан на английском языке, но я перевел его на русский. Ниже пойдет переведенный текст оригинала:

Вступление

Мы предполагаем, что, поскольку межполовая дружба является исторически недавним явлением, эволюционировавшие стратегии спаривания мужчин и женщин влияют на их опыт дружбы.

В нашем первом исследовании с участием пар друзей, молодые взрослые мужчины сообщили о большем влечении к своей подруге, чем молодые взрослые женщины, независимо от их текущего статуса отношений или статуса отношений их друга.

В нашем втором исследовании оба исследуемых кластера — и взрослые мужчины, и женщины молодого и среднего возраста — чаще называли влечение к своему другу противоположного пола скорее проблемой, чем выгодой.

Молодые женщины и участницы среднего возраста, которые сообщили о большем влечении к другу противоположного пола, сообщили также о меньшем удовлетворении в своих нынешних романтических отношениях.

Наши результаты показывают, что притяжение в межполовой дружбе является довольно распространенным явлением, а также и потенциально негативным последствием для долгосрочных отношений людей.

Общие теоретические данные

«Дружбу» можно определить как по тому, чем она является, так и по тому, чем она быть не может. Это добровольные, личные отношения, предполагающие разную степень товарищества, близости, привязанности и взаимопомощи. Обычно это не связано с кровными отношениями (брат, сестра) или супружеским партнерством (муж, жена). В свете этих характеристик, межполовая дружба описывается как добровольный, совместный, не романтический союз между представителями противоположного пола. В текущем наборе исследований мы стремимся определить степень, в которой мужчины и женщины испытывают романтическое влечение в этих якобы не романтических союзах. А также частоту: как часто в межполовой дружбе кто-то из партнеров хочет большего. (Либо здесь: частоту, с которой они воспринимают сексуальное влечение как благо, а не как проблемы межполовой дружбы.)

История исследований межполовой дружбы коротка. Возможно, потому, что сама межполовая дружба считается исторической новинкой, и потому что на протяжении всей жизни межполовая дружба встречается реже, чем однополая.

Межполовая дружба кажется более сложной, чем однополая дружба и романтические отношения.

В одной из первых статей о межполовой дружбе Джеймс Дональд О’Мира (бакалавр, доктор философии. доцент (1989)) предположил, что друзья разного пола сталкиваются с четырьмя основными проблемами:

  1. определение типа общей эмоциональной связи,
  2. столкновение с сексуальностью в отношениях,
  3. представление отношений как подлинной дружбы для посторонних людей
  4. рассмотрение равенства в контексте гендерного равенства.

О’Мира (1989) предположил, что межполовая дружба провоцирует ревность у романтических партнеров, и что друзья разного пола должны заверить своих романтических партнеров в том, что дружба не представляет угрозы.

Роулинз (1992) также предположил, что существует сильное общественное сомнение по поводу межполовой дружбы. Возможно, в этом сомнении есть зерно правды, потому что разнополые друзья часто сталкиваются с проявлением сексуальности в своих отношениях (Cupach & Metts, 1991). Молодые мужчины и женщины в различных ситуациях сообщают о влечении к своим друзьям противоположного пола. Более того, некоторые люди считают сексуальное влечение поводом, чтобы начать дружбу, либо же дополнением к дружбе.

В данном исследовании мужчины и женщины будут участвовать в различных «тестах», чтобы определить, хотят ли их друзья иметь с ними романтические отношения или нет.

Интенсивность, с которой “друзья” занимаются сексом в межполовой дружбе, варьируется от исследования к исследованию. Например, Reeder (2000) сообщил, что большинство молодых мужчин и женщин испытывают относительно низкий уровень влечения к своим друзьям другого пола. В то время как Afifi и Faulkner (2000) сообщили, что около половины мужчин и женщин вступали в половую связь с другом противоположного пола.

Такая разница в исследованиях может быть связана с тем, что участники подразумевают под дружбой. Участники, которых попросили «думать о друге противоположного пола», чаще сообщали о сексуальном влечении, чем те, кого просили «думать о друге противоположного пола, с которым у вас нет романтических отношений». Однако влечение является заметным компонентом межполовой дружбы. Существует очень мало исследований или популярной литературы о межполовой дружбе, в которой не упоминается влечение и его потенциальные последствия. Сегодня куда чаще изучается “дружба с привилегиями” (“friends with benefits”/FWB) — т.е. дружба, в которой присутствует также и сексуальная связь.

Ученые предложили разные объяснения существования влечения в межполовой дружбе. Некоторые теоретики сосредоточились на социальных основах влечения в дружбе. Monsour (2002) отметил, что средства массовой информации внушают мужчинам и женщинам, что их должны привлекать их друзья другого пола. Средства массовой информации изображают «нормальные» отношения между мужчинами и женщинами как сексуальные, а, следовательно, несексуальные отношения между мужчинами и женщинами — что-то странное и по существу невозможное.

Такое отношение демонстрируется в некоторых популярных американских телесериалах и фильмах 1980-х, 1990-х и 2000-х годов (Друзья, Клиника, Офис и т.д.). Все они транслируют романтическое напряжение и волнение между «друзьями» разных полов, которые заканчиваются либо романтическим партнерством, либо попыткой отношений.

Сторонники теории эволюции предположили, что дружба возможна на взаимовыгодной основе (Bleske & Buss, 2000; Koenig, Kirkpatrick, & Ketelaar, 2007). Люди имеют определенные психологические установки, которые определяют поведение мужчин и женщин при формировании, поддержании и прекращении межполовой дружбы (Bleske, 2001). Чтобы дружба была возможна, наши предки должны периодически вступать в дружеские отношения с представителями противоположного пола. И эта дружба должна быть эффективна для решения проблем выживания либо размножения. К списку таких проблем можно отнести физическую защиту или секс. Т.е. люди, которые бы вступали в межполовые дружеские отношения, в среднем воспроизводили бы больше новых людей, чем те, которые бы этого не делали.

В настоящей статье мы предлагаем альтернативу эволюционной гипотезе. Мы предполагаем, что влечение в межполовой дружбе является следствием эволюционных стратегий спаривания людей, которое активируется в новом социальном контексте. Согласно нашей гипотезе, эволюционная стратегия спаривания мотивирует людей вступить в межполовую дружбу, но затем приводит к все нарастающему сексуальному влечению к друзьям, даже если сознательно человек этого изначально не хотел. Эта трактовка имеет 2 важные детали:

  1. Во-первых, то, что люди называют “дружбой между мужчиной и женщиной”, уникально для современной истории человечества;
  2. Во-вторых, у людей развились стратегии спаривания.

Мы обсудим каждый из них по очереди.

Межполовая дружба как историческая новинка

Различные источники свидетельствуют о том, что большую часть истории жизнь наших предков сильно отличалась от современного мира (Buss, 2008). Приблизительно 10 000 лет назад, или на протяжении более 99% истории человечества, предки людей жили как кочевники-собиратели.Они жили небольшими группами, состоящими в основном из репродуктивных партнеров (любовников) и из семей с детьми (Шаньон , 1992). Самки рано начинали репродуктивную жизнь, а самцы занимались сексуальным собственничеством, чтобы оградить своих партнерш от общения с другими самцами и/или их захвата.

Однако сегодня по всему миру мужчины и женщины репродуктивного возраста взаимодействуют беспрецедентным образом: они вместе работают, развлекают детей, занимаются спортом, обучением и хобби. Однако эти союзы не являются по своей сути репродуктивными или сексуальными. Исторические отчеты предполагают, что эти нерепродуктивные взаимодействия уникальны для истории человечества (Monsour, 1997). На людей могут в некоторой степени влиять общие схемы дружбы, которые они уже видели в кино, но влияют не только они. Эти схемы могут быть ‘уведены в сторону’ нашими эволюционировавшими желаниями и стратегиями спаривания – желаниями, которые автоматически активируются в контексте нахождения рядом с генетически неродственным представителем противоположного пола. Мы предполагаем, что на представление о межполовой дружбе бессознательно влияют более развитые стратегии спаривания людей.

Развитые стратегии спаривания

Все современные люди являются потомками длинной линии предков, которые на протяжение столетий по своему справились с проблемами спаривания, такими как выбор здорового, плодородного партнера, победа над конкурентами и участие в необходимых действиях для зачатия. Психологи-эволюционисты утверждают, что за последние миллионы лет отбор выковал у людей психологические установки, специально предназначенные для решения проблем спаривания (Buss & Schmitt, 1993). В некотором смысле эти установки (адаптации) являются общими для мужчин и женщин. Например, на протяжении всей истории предков и мужчины, и женщины извлекали выгоду из долгосрочных партнерских отношений. Для мужчин долгосрочные отношения облегчают исключительный сексуальный доступ к желанной партнерше; для женщин долгосрочные партнеры были равносильны приобретению отца-инвестора, чтобы помочь выживанию потомства. Исследования подтверждают эту логику. И современные мужчины, и женщины сообщают о больших усилиях для получения партнера для долговременного спаривания (Bleske-Rechek, VandenHeuvel, & Vander Wyst, 2009; Jackson & Kirkpatrick, 2007). И мужчины и женщины в разных культурах придают большое значение двум характеристикам, способствующим долгосрочным связям: сексуальная верность и доброта. Именно поиск верных и эмпатичных партнеров для долгосрочной сексуальной связи и является наибольшей трудностью для современных мужчин и женщин.

Однако сама адаптация самцов и самок к спариванию отличается. Одним из основных процессов, определяющих половые различия в брачных адаптациях, являются отличие в плане родительских инвестиций (Trivers, 1972). У людей, как и во многих других областях животного мира, самки вкладывают в потомство гораздо больше, чем самцы. Причем обязательные инвестиции составляют девять месяцев и сопровождаются болезненными трудозатратными родами и вынашиванием. Более того, показатели выживаемости человеческого потомства в традиционных обществах свидетельствуют о том, что выживание потомства зависело от заботы двух родителей (Geary, 2000; Hill & Hurtado, 1996). Отбор таким образом должен был сформировать у человеческих самок психологическую адаптацию, которая позволила бы им быть очень разборчивыми в выборе сексуальных партнеров, и явно неприемлющую склонность к неразборчивому сексу.

А вот самцы, напротив, мало что потеряли бы — и даже многое выиграли — от беспорядочного секса. В борьбе за репродуктивность рода самцы, которые не занимались беспорядочным сексом, в конечном итоге были бы повержены самцами, которые занимались им. В эмпирическом подтверждении этой логики мужчины в разных культурах демонстрируют более сильную ориентацию на краткосрочное спаривание, чем женщины (Buss & Schmitt, 1993; Jackson & Kirkpatrick, 2007; Schmitt, 2005). Исследовательские данные также свидетельствуют о том, что, будучи сторонниками краткосрочной стратегии спаривания, мужчины:

  1. Желают большего числа сексуальных партнеров, чем женщины (Schmitt, Shackelford, Duntley, Tooke, & Buss, 2001),
  2. Испытывают более низкий уровень сексуального влечения к своим партнерам после первичного сексуального контакта с ними (Haselton & Buss, 2001),
  3. Преувеличивают степень сексуального влечения, проявляющегося в неоднозначных сигналах от женщин (Haselton & Buss, 2000),
  4. Больше фантазируют о сексуальном доступе к различным партнерам (Ellis & Symons, 1990).

Кроме того, мужчины проявляют склонность к очень привлекательным женщинам (Maner, Gailliot, & DeWall, 2007) и склонны снижать свою текущую верность романтическим отношениям после знакомства с новыми привлекательными женщинами (Kenrick, Neuberg, Zierk, & Krones, 1994). Таким образом, различные исследовательские парадигмы продемонстрировали поддержку более сильной ориентации на краткосрочное спаривание у мужчин, чем у женщин, с определенными предпочтениями и желаниями, способствующими успешному достижению краткосрочного спаривания. (Хотя женщины в среднем сильно ориентированы на долгосрочное спаривание, данные свидетельствуют о том, что женщины также обладают стратегиями краткосрочного спаривания (см. Thornhill and Gangestad, 2008)).

Цели первого исследования

Таким образом, многочисленные источники данных свидетельствуют о том, что мужчины и женщины обладают набором адаптаций, предназначенных для спаривания. Т.к. человеческие стратегии спаривания активируются в исторически новом контексте межполовой дружбы, то восприятие мужчинами и женщинами своих друзей разного пола должно соответствовать структуре этих стратегий. Мы разработали первое исследование, чтобы проверить четыре конкретных прогноза.

  1. Предположение: отношения между друзьями разного пола на самом деле отражают повышенное желания мужчин вступать в краткосрочный сексуальный контакт по сравнению с женщинами.
    Прогноз: мужчины будут испытывать большее сексуальное влечение к своим подругам, чем женщины к своим друзьям-мужчинам (Bleske & Buss, 2000).
  2. Предположение: мужчины склонны переоценивать интерес к ним со стороны женщин, однако эта ошибка не так критична, как полное отсутствие сексуального интереса к ним.
    Прогноз: мужчинам следует пересмотреть оценку собственной сексуальности в глазах друзей-женщин (Koenig et al., 2007).
  3. Предположение: мужчины эволюционно выигрывают и в краткосрочных, и в долгосрочных сексуальных отношениях. (Gangestad & Simpson, 2000)
    Прогноз: соответственно мужчины должны испытывать сексуальное влечение к своим женщинам-друзьям, независимо от их собственной (или их друга) текущей вовлеченности в отношения.
  4. Предположение: если сильная ориентация женщин на долгосрочное спаривание определяет их отношение к межполовой дружбе, то отсутствие долгосрочных отношений должно способствовать романтическому интересу к представителям противоположного пола.
    Прогноз: женщины, которые не вовлечены в долгосрочные романтические отношения (т.е. одинокие женщины), будут испытывать большее влечение к своим друзьям мужского пола, чем женщины, которые вовлечены.

Исследование 1: притяжение в парах друзей разного пола

Исследование 1 было разработано для оценки того, имеет ли место структура стратегий спаривания мужчин и женщин в межполовой дружбе. Хотя уже есть исследования, подтверждающие нашу первоначальную гипотезу (прогноза о том, что мужчины испытывают большее влечение, чем женщины, к друзьям разного пола (Bleske & Buss, 2000; Bleske-Rechek & Buss, 2001; Kaplan & Keys, 1997)), эти исследования ограничены тем, что в них не включены отчеты от обоих полов (см. Koenig et al., 2007).

Еще один недочет ранних исследований: хоть участников и опрашивают о друге противоположного пола, который не является ни половым партнером, ни членом семьи (например, Bleske & Buss, 2000), возможно, что сильная разница в привлекательности между полами может быть “сбита” из-за того, что мужчины и женщины по разному определяют слово “друг”. В текущем исследовании мы систематически опросили об этом обоих членов дружеской пары, чтобы исключить такую возможность.

Методика

Участниками исследования стали 88 пар друзей разного пола. Студенты из государственного университета в Соединенных Штатах приняли участие в исследовательской сессии в обмен на зачет в соответствии с требованием об участии в исследовании курса (вот здесь я бы покритиковал исследователей, т.к. студенты могли “сымитировать” дружбу ради зачета — прим. переводчика). В регистрационном листе для участия в исследовании требовалось, чтобы участники были студентами колледжа гетеросексуальной ориентации, и чтобы они привели своего друга противоположного пола, который не был ни одногруппником, ни членом семьи, ни романтическим партнером (ответы участников в анкетах исследования подтвердили, что ни одна пара друзей не встречалась). В двух отдельных пунктах участников спросили в разных выражениях, были ли у них в настоящее время романтические отношения с другом, с которым они посещали сессию в тот день. Ни один участник не ответил утвердительно ни на один из вопросов. В среднем, дружба длилась два года (диапазон от двух недель до 17 лет).

По прибытии на сессию друзья прошли через стандартные процедуры оформления и были проинформированы о том, что они и их друг будут заполнять идентичные анкеты. Друзьям сообщили, что их ответы останутся анонимными и конфиденциальными, и устно договорились с исследователем в присутствии друг друга воздерживаться от обсуждения вопросника в любой момент, даже после завершения исследования. Мы привлекли участников к этому соглашению, потому что предполагали, что участники будут более честны в анкете, если у них не возникнет никаких опасений, что их друг может спросить позже, как они ответили на те или иные вопросы. Затем мы отвели их в разные комнаты, чтобы они заполнили идентичные анкеты. В анкетах, чередуясь между различными разделами, были интересующие нас вопросы. Участники сообщали о своем текущем статусе отношений, сексуальном влечении к другу, оценивали физическую привлекательность своего друга, говорили о желании встречаться со своим другом, и о своем восприятии уровня физического и сексуального влечения друга к ним и желании встречаться с ними. Восприятие влечения к другу оценивалось по девятибалльной шкале, варьирующейся от “совсем нет влечения” (1) до “умеренного влечения” (5) и “чрезвычайного влечения” (9). Поскольку оценки сексуального влечения и физической привлекательности были избыточными (коэффициент Кронбаха для сексуального / физического влечения к другу ¼,97 для мужчин и 0,90 для женщин; альфа для сексуального / физического влечения от друга ¼,88 для мужчин и 0,92 для женщин), эти ответы были усреднены для формирования сводных оценок ‘привлекательности’. Оценка интереса к романтическому свиданию со своим другом и восприятие интереса друга к свиданию с ним оценивались по девятибалльной шкале, варьирующейся от «Определенно нет» (1) до «Нейтрально/ неуверенно» (5) до «Определенно да» (9).

Таблица 1. Исследование 1: Притяжение во взрослых парах межполовых друзей

Мужчины (88 человек)
По усредненному коэффициенту (SD)
Женщины (88 человек)
По усредненному коэффициенту (SD)
Собственная оценка влечения к другу 4.94 (2.49) 3.97 (2.14)
Насколько друг привлекает меня 4.54 (2.02) 4.25 (2.07)
Оценка собственного желания встречаться с другом 4.55 (2.41) 3.90 (2.54)
Оценка желания друга встречаться со мной 4.79 (2.00) 4.28 (2.29)

Замечание: все переменные были измерены по девятибалльной шкале (от 1 до 9).

Результаты

В таблице 1 показан средний уровень влечения мужчин и женщин к своему другу и желания пойти на романтическое свидание со своим другом, а также восприятие влечения их друга к ним и заинтересованности в свидании с ними. Ни для одного из полов продолжительность дружбы не была связана с уровнем влечения к другу или воспринимаемым уровнем влечения от друга, все ps > .40. Сообщения друзей о влечении друг к другу были слабо, но cкоррелированы, r(87) =.19, p=.09. Однако влечение мужчин к их подругам было сильно связано с оценкой того, насколько они привлекали их друга, r (87) = 61, p< .001. У женщин аналогично: их влечение к друзьям-мужчинам  сильно связано с оценкой того, насколько они привлекали их друга, r(87) =.49, р< .001.

Прогноз 1: Молодые мужчины испытывают большее влечение к своим друзьям, чем молодые женщины.

В соответствии с нашим первым прогнозом, t-тест с парными выборками показал, что мужчины испытывают большее влечение к своим подругам (M = 4.94, SD = 2.49), чем женщины к своих друзьям-мужчинам.

Прогноз 2: Мужчины переоценивают влечение своих подруг к себе.

Подтверждение нашего второго прогноза показано в нижней половине рисунка 1: хотя мужчины, как правило, осознавали, что их подруга испытывает к ним меньшее влечение, чем они к своей подруге, мужчины все равно переоценивали уровень влечения своей подруги к ним. Женщины недооценили уровень влечения своего друга к ним (парные выборки t(86) = 2.87, p =.005, d = 0.31); фактически, их восприятие привлекательности друга-мужчины для них существенно не отличалось от их собственного уровня привлекательности для своего друга-мужчины (парные выборки t(86) = 1.26, p = .21, d = 0.14).

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы
Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Рисунок 1. График собственной оценки друзей влечения друг к другу. Из графика следует, что мужчины переоценивают влечение женщин-друзей к ним. А женщины, соответственно, недооценивают влечение к ним их друзей-мужчин. женщинами влечения к ним их друга разного пола. Погрешность в расчетах может составлять 5%.

Гипотезы 3 и 4: степень притягательности мужчин к своим подругам-женщинам не зависит от того, находятся ли они в отношениях. А у женщин зависит.

Наша третья гипотеза состояла в том, что влечение мужчин к их подруге не будет меняться в зависимости от вовлеченности их (или их подруги) в романтические отношения. На рисунке 2 показано влечение к другу и желание встречаться с другом в зависимости от пола участников и их собственного статуса отношений. Из мужчин в выборке 33% (n 129) заявили, что в настоящее время они состоят в эксклюзивных отношениях на свиданиях. Как показано на рисунке 2, мужчины, которые в настоящее время были вовлечены, сообщили об уровне влечения к своей подруге (M = 5.07, SD = 2.40), который существенно не отличался от того, о котором сообщили мужчины, которые в настоящее время не состояли в исключительных отношениях на свиданиях

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Рисунок 2. Собственная оценка мужчин и женщин влечения к своему другу (слева) и желания встречаться со своим другом (справа) в зависимости от их собственного статуса отношений.

Мужчины, которые были вовлечены в отношения, не отличались в своем желании романтических отношений с друзьями-женщинами от мужчин, которые не были вовлечены в отношения.

Из женщин 38% заявили, что в настоящее время вовлечены в сексуальные отношения с одним партнером. Аналогично структуре результатов для мужчин и вопреки ожиданиям, женщины, которые были вовлечены, и женщины, которые не были в отношениях, сообщили о сходном уровне влечения к своему другу. Однако, в соответствии с нашим четвертым предположением, женщины, которые были вовлечены, сообщили о меньшем интересе к свиданию со своим другом, чем женщины, которые не были вовлечены в романтические отношения.

Иначе говоря, многие женщины, находящиеся в отношениях, испытывают некое влечение к своему другу-мужчине. Но желания встречаться с ним у женщин в отношениях довольно мало.

А у мужчин и в отношениях, и без отношений есть и влечение и примерно такое же желание заняться с сексом со своей подругой девушкой.

Промежуточные выводы

Результаты исследования 1 подчеркивают большее физическое и сексуальное влечение мужчин к своим друзьям разного пола по сравнению с женщинами, а также склонность мужчин переоценивать влечение к ним своих друзей. Эти результаты дают первоначальную поддержку гипотезе о том, что восприятие большинством мужчин и женщин своих друзей разного пола отражает структуру эволюционировавших стратегий спаривания полами. Мы четко зафиксировали пары друзей, поэтому более высокий уровень привлекательности не может быть результатом того, что мужчины говорят о другом ‘типе’ друзей по сравнению с женщинами. Возможно, молодые женщины были менее склонны, чем мужчины, признавать влечение к другу другого пола, но наши результаты совпадают с множеством других исследований, в которых были задокументированы половые различия в привлекательности к друзьям (например, Kaplan & Keys, 1997). Более того, мужчины и женщины заполняли свои анкеты в отдельных комнатах в анонимных условиях с соблюдением конфиденциальности, согласованной всеми сторонами.

Мужчины в исследовании 1 также сообщили об умеренном уровне влечения к своей подруге (и желании встречаться) независимо от их собственной текущей романтической вовлеченности или текущей романтической вовлеченности их друга. Мы предсказали этот паттерн эффектов, исходя из эволюционной логики, согласно которой молодые мужчины обладают сильными краткосрочными желаниями спаривания, которые активируются в контексте противоположного пола, независимо от их текущего участия в отношениях. Женщины, у которых эволюционно сложилась тенденция на долгосрочное спаривание, сообщали о меньшем желании встречаться со своим другом, когда у них уже были серьезные отношения.

Учитывая половые различия в сексуальных стратегиях и вероятность того, что межполовые дружеские отношения могут служить предшественниками краткосрочных или долгосрочных романов, мы предполагаем, что исследование, которое отслеживает развитие мужской и женской дружбы с течением времени, может показать, что молодые женщины инициируют новые межполовые дружеские отношения чаще когда одиноки, чем когда вовлечены в отношения. В то время молодые мужчины заводят новые межполовые дружеские отношения с одинаковой вероятностью, независимо от их собственной вовлеченности в отношения.

Наши вопросы, касающиеся статуса отношений, показали, что друзья не были полностью согласны со статусом романтических отношений друг друга. На самом деле, было шесть мужчин и шесть женщин, которые думали, что их друг не был вовлечен в романтические отношения, хотя на самом деле были вовлечены (по их личным анкетам). Мы предполагаем, что эта погрешность связана с неясными границами отношений между друзьями разного пола (Hand & Furman, 2008; O’Meara, 1989). Предыдущие исследования показывают, что друзья не обсуждают открыто свидания и сексуальные проблемы со своими друзьями разного пола (Afifi & Guerrero, 1998; Афифи и Бургун, 1998). Некоторые мужчины и женщины даже сообщили, что активно обманывали своих друзей относительно их собственной вовлеченности в романтические отношения.

Объекты исследования №2

Исследование 1 предоставило первоначальную эмпирическую поддержку нашей гипотезе о том, что эволюционировавшие стратегии спаривания влияют на коммуникацию мужчин и женщин с представителями противоположного пола. Мы разработали второе исследование для проверки дополнительных прогнозов, полученных на основе побочных гипотез.

Во-первых, если стратегии спаривания влияют на влечение к друзьям другого пола, то восприятие дружбы должно отличаться у людей, сталкивающихся с различными проблемами спаривания. Т.е. если у человека проблема с поиском сексуального партнера, то он будет с большим романтизмом относится к другу противоположного пола.

Соответственно, мы стремились сравнить степень, в которой начинающие взрослые (поздний подростковый возраст до двадцати пяти лет) и молодые люди среднего возраста (от двадцати до ~50 лет) испытывают влечение к своим друзьям разного пола. Молодые мужчины и женщины находятся в наилучшем репродуктивном возрасте и, вероятно, будут активно заниматься поиском партнера; мужчины и женщины в возрасте от тридцати до сорока лет, скорее всего, будут инвестировать в прочные партнерские отношения, такие как брак, и с меньшей вероятностью будут тратить значительное время на поиск и приобретение партнера. Взрослые молодого и среднего возраста также с большей вероятностью будут прилагать усилия для построения семьи (что уменьшает трудности при вступлении в брак), чем “начинающие взрослые”. И они с большей вероятностью будут вкладываться в себя и, таким образом, вкладывать время в свою карьеру.

Короче говоря, мужчины и женщины в молодом и среднем возрасте (от 25 до 50 лет) должны испытывать меньший уровень влечения к своим друзьям разного пола, чем “молодые” взрослые (от 18 до 25 лет).

Во-вторых, мы стремились проверить основополагающее предположение гипотезы побочного продукта межполовой дружбы, которая заключается в том, что желание мужчин и женщин спариваться может проявляться бессознательно и непреднамеренно в процессе с “друзьями”.

В различном контексте, таком как учеба, работа и бизнес, мужчины и женщины разного возраста целенаправленно вступают в союзы с представителями противоположного пола. Их сознательное намерение может быть платоническим, но романтическое влечение может проявляться просто как функция взаимодействия с индивидуумами, которые рассматривались как потенциальные партнеры на протяжении всей эволюционной истории. Иногда сексуальное притяжение может придать новых сил некоторым межполым дружеским отношениям (Afifi & Faulkner, 2000), но также оно может ослабить или, как минимум, временно разрушить альянс.

Предполагаемые последствия:

  • Влечение может нарушить эмоциональный статус дружбы (гипотеза: должны ли друзья стремиться к большему для улучшения своей жизни?);
  • Может вызвать напряженность, если влечение асимметрично или односторонне;
  • Может поставить под угрозу романтические отношения, в которые уже вовлечен один или оба друга, особенно если влечение между друзьями взаимно.

Таким образом, мы прогнозируем, что мужчины и женщины должны воспринимать привлекательность межполовой дружбы чаще как ущерб или издержки дружбы, чем как выгоду. Однако в той мере, в какой на протяжении эволюционной истории мужчины выиграли бы от использования дополнительных сексуальных возможностей больше, чем женщины, мужчины должны воспринимать привлекательность дружбы как преимущество чаще, чем женщины.

Наконец, если желание спаривания проявляется в межполовой дружбе даже у тех, кто не ищет серьезных отношений, то люди, которые уже состоят в серьезных отношениях (например, женатые), должны с большей вероятностью воспринимать привлекательность межполовой дружбы. Потому что они в этом случае имеют как бы еще одного перспективного полового партнера — естественно, бессознательно. Соответственно, мы ожидаем, что молодые люди 25-50 лет, большинство из которых состоят в браке, с большей вероятностью, чем молодежь 18-20 лет, посчитают межполовую дружбу привлекательной.

Исследование 2: Влечение в половой дружбе: польза или вред

В исследовании 2 мы использовали схему исследования в поперечном разрезе. Две выборки мужчин и женщин, одна из юных взрослых, а другая — из взрослых молодого и среднего возраста, предоставили информацию о конкретном друге разного пола. Они также перечислили свои представления о плюсах и минусах межполовой дружбы в целом. Вместо того чтобы снабжать мужчин и женщин списками плюсов и минусов для оценки, мы намеренно использовали подход, основанный на выдвижении собственных плюсов и минусов.

Если притяжение является обычным явлением в межполовой дружбе, то мужчинам и женщинам следует отметить это, когда им дается общая задача перечислить несколько хороших и плохих моментов в дружбе. Сравнивая частоту, с которой влечение отмечалось минусом, мы могли бы оценить отношение к нему мужчин и женщин.

Измерение притяжения

В исследовании 2 мы попросили мужчин и женщин подумать о конкретном друге противоположного пола (который не был романтическим партнером или членом семьи), а затем сообщить о степени, в которой они испытывали романтическое влечение к этому человеку. Разумно предположить, что физическое, сексуальное и романтическое влечение взаимосвязаны, но не идентичны конструктам, точно так же, как влечение к другу может быть связано с восприятием друга как привлекательного, но не идентично ему. В той мере, в какой мужчины и женщины находят друга привлекательным, дверь возможностей приоткрывается для возможности дальнейшего взаимодействия (Guerrero & Mongeau, 2008). Если мужчины и женщины испытывают даже низкий уровень физического, сексуального или романтического влечения к другу, то в перспективе они могут хотеть с ним отношений.

Таким образом, когда мы используем термин ‘влечение’, мы не предполагаем, что мужчины и женщины должны испытывать сознательное желание заняться сексом со своим другом или фактически начать сексуальные отношения с ним; скорее, мы предполагаем, что они испытывают потенциально низкие уровни чувств, которые могут, в зависимости от обстоятельств, привести к сексу или романтическим отношениям.

Методика

Формирование выборки юных молодых людей. Участниками новой выборки были 42 мужчины и 65 женщин в возрасте от 18 до 23 лет (M = 19,34 лет) из регионального государственного университета на Среднем Западе Соединенных Штатов. Участники были зачислены на вводный курс по психологии и получили зачет в соответствии с требованием об участии в исследовании. Из формирующихся взрослых 38% в настоящее время состояли в романтических отношениях, и никто не был женат

Выборка взрослых молодого и среднего возраста. По почте мы разослали бумажные анкеты 132 взрослым мужчинам и 191 женщине по всей территории Соединенных Штатов. Из взрослых в списке рассылки 80% были со Среднего Запада. Мы составили список рассылки, попросив студентов и помощников по поиску составить адреса родственников, соседей и работодателей в возрасте от 27 до 55 лет. Потому что средний возраст вступления в брак в США составляет 26 лет для женщин и 28 лет для мужчин (США Бюро переписи населения, 2010), мы решили, что начиная с 27 лет мы сможем получить доступ к выборке людей, которые, скорее всего, вступили в брак и работали полный рабочий день. После первоначальной рассылки и напоминания о почтовой открытке по всей выборке в общей сложности 52 мужчины и 90 женщин (39% ответов для мужчин, 47% для женщин) вернули запрос в конверте с предоплатой, который мы предоставили. Выборка была составлена в возрасте от 27 до 52 лет (среднее значение = 37,37).

Поскольку 95% выборки были в возрасте от 27 до 50 лет, мы назвали эту выборку ‘выборкой взрослых молодого и среднего возраста’. Примечательно, что большинству мужчин и женщин в этой выборке было за тридцать и чуть за сорок, а 88% мужчин и 91% женщин были женаты/замужем. Затем мы проанализировали их вместе, по возрасту, как одну группу для сравнения с новой выборкой взрослых (в которой никто не был женат). Мы не могли сравнивать респондентов с участниками первого эксперимента по возрасту или семейному положению (в первоначальном списке не было этого вопроса), но 80% респондентов были из Миннесоты и Висконсина. Кроме того, 90% респондентов состояли в браке, что типично для выборки Среднего Запада. Из друзей разного пола, описанных участниками, 66% также состояли в браке, а еще 10% состояли в серьезных отношениях. (Только 47% участников и 40% друзей разного пола, которых описали участники, были женаты, когда началась дружба.) Хотя выборка была получена через сеть и, следовательно, ограничена в этом отношении, она была похожа на нашу растущую выборку взрослых на Среднем Западе.

Условия эксперимента. Участники заполнили анкету, сообщив о своих однополых и межполовых дружеских связях. Но ниже мы описали только результаты межполовой дружбы. Участники сообщили, сколько у них было друзей противоположного пола; сколько противоположного пола, которые не были романтическими партнерами или членами семьи по крови или браку. Затем они сообщили в десяти пустых строках о том, как их межполовая дружба улучшала их жизнь или была им полезна, и о том, как усложняла их жизнь или приносила неудобства. Половина участников выполнила задания в обратном порядке. В отдельном разделе анкеты участники подробно рассказали о своем ближайшем друге другого пола. Участники сообщили, как долго они были друзьями и как подружились (например, благодаря работе, школе, совместным занятиям, детям). Затем участники использовали девятибалльную шкалу, чтобы оценить степень, в которой они испытывали романтическое влечение к своему другу.

Используя пятибалльную шкалу оценок, они также оценили важность 32 различных причин для поддержания дружбы. Эти причины были сформулированы исследователями на основе предыдущего неопубликованного исследования «Представления мужчин и женщин об их истинной дружбе в хорошую погоду». Причины включали в себя общие интересы и виды деятельности, общая жизненная позиция, доверие, советы, а также привлекательность. Для анализа ниже мы сосредоточимся на четырех пунктах, которые оценивали привлекательность как причину поддержания дружбы:

  • меня физически влечет к нему /ней;
  • он /она заставляет меня чувствовать себя привлекательным;
  • он/она привлекателен;
  • мы флиртуем.

Наконец, участники сообщили о своем возрасте, статусе отношений и уровне романтической удовлетворенности отношениями (по девятибалльной шкале), если в настоящее время они в них участвуют.

Результаты

В таблице 2 представлены результаты эксперимента.

Более взрослые люди в большем количестве были в серьезных отношениях или в браке. Они сообщили о меньшем количестве друзей разного пола, чем “молодежь”. Взрослых среднего возраста без разнополых друзей оказалось больше, чем “молодежи” без друзей. Но дружеские отношения, описанные взрослыми среднего возраста, были более длительными (обычно 9-10 лет), чем те, которые описывались “молодежью” (4-5 лет). У взрослых среднего возраста — как мужчин, так и женщин — было одинаковое количество разнополых друзей. А молодые мужчины сообщили о большем количестве друзей противоположного пола, чем молодые женщины.

Оценка плюсов и минусов межполовой дружбы. В каждой возрастной группе и для каждого пола участники указали больше плюсов, чем минусов, рассуждая о дружбе с противоположным полом. И в каждой возрастной группе и для каждого пола участники, которые указали больше преимуществ, также указали больше затрат. Участники назвали в общей сложности 691 выгоду и 423 издержки дружбы противоположного пола.

В таблицах 3 и 4 представлены окончательные списки категорий плюсов и минусов, соответственно, с указанием выборки для каждой категории и процентной доли мужчин и женщин в каждой возрастной группе.

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Таблица 2. Исследование 2: Обзор новых образцов взрослого населения, а также выборки взрослых молодого и среднего возраста

Примечание. Значения усреднены, если они не указаны в процентах.

*Участники могли выбрать более одного варианта, как они познакомились со своим другом противоположного пола.

Гипотеза 1. Взрослые молодого и среднего возраста (от 27 до 55 лет.) испытывают меньшее влечение к друзьям другого пола, чем “молодежь” (от 18 до 23 лет).

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Таблица 3. Исследование 2: Список категорий плюсов и процентная доля мужчин и женщин.

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Таблица 4. Исследование 2: Список категорий минусов и процентная доля мужчин и женщин

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

График 4. Исследование 2: Собственная оценка уровня привлекательности своих друзей противоположного пола у “молодежи”, а также у людей молодого и среднего возраста.

Мы пришли к выводу, что взрослые люди молодого и среднего возраста (которые с большей вероятностью будут инвестировать в долгосрочные брачные отношения, детей и работу) будут испытывать меньшее влечение к своим друзьям, чем молодые люди (которые достигли наилучшего репродуктивного возраста и, скорее всего, активно ищут потенциальных партнеров). График 4 показывает подтверждение нашего прогноза: молодые взрослые женщины и женщины среднего возраста сообщили о меньшем влечении к своим друзьям-мужчинам, чем “молодежь”. Аналогично с мужчинами.

Эти возрастные различия не повторились, когда мы провели анализ среди одиноких участников. Одинокие женщины в старшей выборке сообщили о таком же влечении к своему другу другого пола, как и одинокие женщины помоложе. Мужчины в старшей выборке, которые были одиноки, также сообщили о таком же влечении к своему другу другого пола, как и мужчины в более молодой выборке.

Таким образом, зрелые мужчины и женщины, которые, вероятно, были заняты поиском партнера (т.е. они были одиноки), испытывали такое же влечение к своим друзьям другого пола, как и “молодежь”.

Т.е. одинокие мужчины и женщины испытывают одинаковое влечение к своему другу другого пола, независимо от возраста.

А вот женатые/замужние зрелые испытывают меньшее влечение.

Гипотеза 2. Влечение чаще воспринимается как минус, чем как плюс.

Наши следующие прогнозы сосредоточены на частоте, с которой участники спонтанно упоминали влечение и желания спаривания в своем представлении о межполовой дружбе.

Поскольку мужчины и женщины давали открытые ответы, было трудно определить, кто является объектом притяжения. Например, под категорию ‘привлекательность и желания спаривания’ попадали ‘Романтические возможности’, ‘Романтические отношения’, ‘Секс’, ‘Влечение’ и ‘Флирт’.

Некоторые из этих категорий, такие как ‘Секс’, подразумевают взаимное влечение между друзьями, но другие, такие как ‘Влечение’, могут быть истолкованы как одностороннее влечение к другу, влечение от друга или взаимное влечение. Аналогичным образом в категорию ‘Притяжение и желание спаривания’ попадали “Дружба заканчивается тем, что мы переспали‘, ’Сексуальное напряжение‘, “Риск влечения со стороны любого из друзей” и «Может осложниться взаимным или невзаимным влечением’. Эти категории минусов предполагают, что наши участники почувствовали, что влечение к другу или от друга может иметь неприятные последствия, как и взаимное влечение. Возможно, влечение ставит под сомнение эмоциональный статус дружбы или дестабилизирует текущие романтические отношения.

Одним из следствий нашего второго предположения являлось то, что влечение запутывает или разрушает намеренно неромантические союзы между полами.

Наше второе предсказание состояло в том, что мужчины и женщины чаще будут рассматривать влечение как минус, чем как плюс межполовой дружбы. Это предположение подтвердилось. Независимо от возраста и пола, влечение и желание спариваться упоминались как минус 32% участников. И лишь 6% сказали, что такое влечение — это плюс.

Гипотеза 3: Мужчины воспринимают влечение как плюс чаще, чем женщины.

Предсказание 3 подтвердилось. В разных возрастных группах мужчины чаще, чем женщины, отмечали сексуальное влечение и желания спаривания, как плюс.

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

График 5. Процент молодых людей, которые назвали желание спаривания выгодой или издержками межполовой дружбы.

График 5 также показывает, что мужчины реже, чем женщины, называли сексуальное влечение минус. 22% взрослых мужчин назвали сексуальное влечение минусом дружбы, а у женщин процент недовольных гораздо выше: 47%.

Аналогично, 14% мужчин среднего возраста по сравнению с 33% женщин назвали сексуальное влечение издержками межполовой дружбы.

Профит или проклятие? Научное исследование на тему межполовой дружбы

Таблица 5. Исследование 2: Связь между влечением к другу противоположного пола и (неудовлетворенностью) текущим романтическим партнером

Справка. Коэффициенты корреляции для “молодежи” находятся выше главной диагонали; коэффициенты для молодых и средних взрослых находятся ниже главной диагонали. В каждой ячейке коэффициенты в верхней строке указаны для мужчин, а в нижней строке — для женщин

Гипотеза 4: Люди в отношениях воспринимают влечение как издержки чаще, чем одинокие люди.

Вопреки нашей последней гипотезе, привлекательность как минус не различалась по степени вовлеченности в отношения. В обеих возрастных группах участники, состоящие в серьезных отношениях, не чаще, чем одинокие участники, упоминали привлекательность и желания спаривания в качестве минуса. Например, вне зависимости от возраста 31% участников в отношениях и 34% одиноких участников указали на вероятность спаривания как на минус. Также вопреки ожиданиям, взрослые молодого и среднего возраста, большинство из которых состояли в браке, не сильно считали сексуальное влечение минусом (как и “молодежь”). Небольшой процент из них считал это издержками (26% против 38%). Хи-квадрат показал также, что сексуальное влечение было названо преимуществом с одинаковой редкостью как среди серьезно вовлеченных, так и среди одиноких участников.

Например, в зависимости от возраста, 5% серьезно вовлеченных участников и 7% одиноких участников отметили привлекательность или желание спаривания как преимущество межполовой дружбы.

Мы обнаружили, что, в особенности среди участников 27-55 лет чувство привлекательности к другу другого пола было связано с более низким уровнем удовлетворенности своим текущим романтическим партнером (т.е. супругом). Как показано в таблице 5, взрослые мужчины и женщины, а также юные женщины, которые испытывали более сильный уровень влечения к своему другу другого пола, сообщили о более низком уровне удовлетворенности своими текущими романтическими отношениями и оценили влечение как более важную причину для поддержания их межполовой дружбы. Также возможно, что неудовлетворенность в романтических отношениях приводит к усилению вовлеченности или влечения к другу противоположного пола. Независимо от причинно-следственной связи, если наши связи между влечением к друзьям разного пола и неудовлетворенностью партнером отражают реальность, они подразумевают, что дружба мужчин и женщин разного пола должна сопровождаться ревностью со стороны их романтических партнеров. Фактически, как показано в таблице 4, почти треть взрослых людей среднего возраста (25% мужчин, 38% женщин) считают ревность со стороны своего романтического партнера издержкой межполовой дружбы.

Промежуточный вывод

Исследование 2 подтвердило гипотезу о том, что опыт межполовой дружбы соответствует возрастным различиям в вероятности активного участия в поиске партнеров. Взрослые молодого и среднего возраста (25-50 лет), как правило, сообщали о меньшем влечении к своим друзьям другого пола, чем юные взрослые (18-25), но эти возрастные различия исчезали среди одиноких участников. Одинокие мужчины в разных возрастных группах сообщили об относительно высоком уровне влечения к своему другу другого пола, а одинокие женщины в разных возрастных группах сообщили об умеренном уровне влечения к своему другу другого пола.

В зависимости от статуса отношений, женщины среднего возраста сообщили о меньшем влечении к своим друзьям-мужчинам, чем молодые женщины, а мужчины среднего возраста сообщили о меньшем влечении к своим подругам-женщинам, чем молодые мужчины. Другими словами, влияние возраста на привлекательность было сильнее у мужчин, чем у женщин (см. рисунок 4), настолько, что мужчины и женщины среднего возраста существенно не различались по влечению к своему другу разного пола.

Мужчины в возрасте выбирают более молодых женщин (Buss, 1989; Kenrick & Keefe, 1992). Если у мужчин есть друзья-женщины примерно их возраста (а репродуктивная ценность женщин снижается с возрастом), то мужчины старшего возраста сообщают о меньшей привлекательности к своим сверстницам женщинам-друзьям.

Исследование 2 также дало некоторое подтверждение предположения о том, что сознательные намерения мужчин и женщин вступать в платонические союзы иногда могут быть нарушены основными желаниями спаривания. Участники в обеих возрастных группах спонтанно упоминали сексуальную привлекательность дружбы чаще как минус, чем как выгоду. Целых 22% молодых мужчин и 47% молодых женщин считали сексуальное, физическое или романтическое влечение, как осложнения межполовых дружеских отношений. Мужчины и женщины в старшей выборке также часто упоминали влечение к дружбе и ревность со стороны своего романтического партнера как издержки поддержания дружеских отношений с противоположным полом.

Вопреки ожиданиям, женатые участники исследования 2 не называли сексуальное влечение недостатком межполовой дружбы чаще, чем одинокие участники. Возможно, это связано с тем, что люди в отношениях сообщили о гораздо меньшем влечении к своему другу пола, чем одинокие люди. Если притяжение не является сильным, оно с меньшей вероятностью помешает дружбе, а также с меньшей вероятностью повлияет на текущие отношения человека. Возможно, что вовлеченные в отношения мужчины и женщины в нашей выборке имели менее сексуально привлекательных друзей другого пола. Но представляется более вероятным, что мужчины и женщины в отношениях пренебрегали возможной альтернативой ради поддержания своих текущих романтических отношений (Maner, Gailliot, & Miller, 2009; Plant, Kuntsman, & Maner, 2010; Simpson, Гангестад и Лерма, 1990).

Наши участники, похоже, имели некоторое представление о потенциальных опасностях влечения к друзьям: те, кто назвал желание спаривания минусом межполовой дружбы, испытывали большее сексуальное влечение к другу, чем те, кого друг не привлекал физически.

Короче говоря, те, кто испытывал сексуальное влечение к своему другу, страдал. А те, кто не испытывал, не парились по этому поводу.

А также мужчины и женщины среднего возраста (и более молодые женщины), которые сообщили о большей привлекательности своего друга, также сообщили о неудовлетворенности своими текущими романтическими отношениями.

Уникальной фишкой исследования 2 является включение в него мужчин и женщин среднего возраста из широкой выборки населения страны. Несмотря на существенные доказательства того, что дружба в целом высоко ценится на протяжении всей жизни и тесно связана со счастьем как в раннем детстве (Demir & Weitekamp, 2007), так и в старости (Larson, Mannell, & Zuzanek, 1986), мало что известно о межполовой дружбе в среднем возрасте (Monsour, 2002).

Судя по нашим исследованиям, межполовая дружба дает множество преимуществ мужчинам и женщинам разного возраста. Таблица 3 показывает, наиболее распространенные преимущества межполовой дружбы:

  • дружеское общение и совместные занятия;
  • эмоциональную, физическую и финансовую поддержку;
  • беседы и советы;
  • советы по противоположному пол.

Одно из преимуществ, которое чаще упоминалось среди взрослых среднего возраста (16% мужчин, 19% женщин), чем среди молодых людей (7% мужчин, 2% женщин), заключалось в том, что друзья разного пола повышали уверенность в себе и самооценку.

Мы задаемся вопросом: может ли это быть связано с сексуальным влечением?

Если друзья разного пола воспринимаются на каком-то уровне как потенциальные романтические партнеры, возможно, наличие межполовой дружбы дает мужчинам и женщинам подтверждение их ценности, как потенциального сексуального партнера.

Общие умозаключения

Текущие исследования были разработаны для проверки общего предположения о том, что на опыт мужчин и женщин в межполовой дружбе влияют их развитые стратегии спаривания. Это предложение содержит два нюанса:

  • Во-первых, межполовая дружба, которую мы обычно наблюдаем в обществе, является исторически недавним явлением.
  • Во-вторых, мужчины и женщины обладают развитыми стратегиями спаривания.

Согласно логике этих двух предположений, стратегии спаривания мужчин и женщин запускаются, когда мужчины и женщины взаимодействуют с представителями противоположного пола, которые на протяжении эволюционной истории были бы потенциальными партнерами.

Таким образом, стратегии спаривания могут влиять на вовлеченность людей в межполовые дружеские отношения с самого начала, а также непреднамеренно окрашивать чувства людей к представителям противоположного пола, с которыми их сознательное намерение является платоническим.

Мы сделали несколько прогнозов о том, как стратегии спаривания мужчин и женщин будут проявляться в их сообщениях о влечении к друзьям разного пола и в их описаниях влечения, как издержек или преимуществ дружбы.

Например, доказательства того, что мужчины испытывают сильное желание иметь краткосрочные сексуальные возможности (например, Schmitt, 2005), привели нас к предположению, что молодые мужчины будут испытывать более сильное влечение к своим подругам, чем женщины — к своим друзьям-мужчинам, и что влечение мужчин к своим подругам будет слабо зависеть от их текущего статуса романтических отношений.

Учитывая преобладание стремления к долгосрочным брачным связям среди женщин, мы предсказали, что восприятие женщинами своих друзей-мужчин будет зависеть от их текущего статуса романтических отношений. Мы также предположили, что если развитые стратегии спаривания активируются естественным образом в контексте других людей противоположного пола и, следовательно, часто являются незапланированными или желанными, то мужчины и женщины будут воспринимать влечение скорее как издержки дружбы, чем как выгоду. Эти прогнозы были подтверждены нашими данными.

Взятые вместе, наши результаты подтверждают оригинальный тезис О’Мира (1989) о том, что друзья разного пола часто сталкиваются с проблемой сексуального влечения в своих отношениях. Как и в предыдущих исследованиях (например, Kaplan & Keys, 1996; Reeder, 2000), мужчины и женщины в наших выборках испытывали слабый или умеренный уровень романтического влечения к своим друзьям другого пола. Величина этого влечения была сильнее для мужчин и для формирующихся взрослых (18-22 года).

Более того, чувство влечения к другу другого пола было связано с более низким уровнем удовлетворенности своими романтическими отношениями (особенно среди взрослых среднего возраста, которые, скорее всего, были женаты). Кроме того, участники разного возраста назвали ревность со стороны своего романтического партнера основной причиной поддержания межполовой дружбы.

С одной стороны, влечение может иметь негативные последствия как для одиноких друзей, так и тех, кто вовлечен в романтические отношения. С другой стороны, некоторые мужчины и женщины в наших выборках воспринимали влечение как преимущество межполовой дружбы. Возможно, влечение может быть как выгодой, так и бременем для одного и того же человека в разных дружеских отношениях, или быть как выгодой, так и бременем для одной и той же дружбы в разные моменты времени.

Сильные и слабые стороны текущего исследования

Одной из сильных сторон текущей серии исследований является то, что мы получили данные отчетов участников в различных форматах. Мы прямо спросили о привлекательности в исследованиях 1 и 2. В исследовании 1 мы получили мнения обоих партнеров, что редко встречается в исследованиях межполовой дружбы (но см. Koenig et al., 2007, исключение). В исследовании 2 мы получили те ответы, которые сами пришли в голову участников. Результаты двух исследований сошлись на вопросах влечения и спаривания как ключевых вопросах межполовой дружбы.

Однако мы признаем, что данные отчетов выборки зависят от предвзятого восприятия участников к своим отношениям.

Например, наше использование пар дружбы в исследовании 1 показало, что даже мужчины и женщины, которые говорят об одной и той же дружбе, могут интерпретировать свою дружбу и друг друга по-разному.

Друзья-мужчины и женщины были не совсем правы в своих суждениях о текущем состоянии романтических отношений друг друга. Возможно, это отсутствие совершенного консенсуса следует считать информативным, а не случайным шумом, особенно учитывая различия в мужских и женских стратегиях спаривания (Buss & Schmitt, 1993; Gangestad & Simpson, 2000) и определениях интимности (Monsour, 1992).

Если бы испытуемые вели ежедневно дневник или предоставили выборку своих переживаний о влечении в режиме реального времени о контекстах, это дало бы нам конкретную информацию.

Еще одной сильной стороной текущего исследования является то, что оно является первым серьезным изучением межполовых дружеских отношений мужчин и женщин в молодом и среднем возрасте. Мы не знаем ни о каком другом исследовании, посвященном изучению чувств взрослых людей среднего возраста к своим друзьям разного пола.

Однако данные, которые мы сообщаем здесь, ограничены.

Одной из потенциальных проблем является предвзятость ответов, потому что мужчины и женщины, которые заинтересованы в дружбе, возможно, с большей вероятностью ответят то, что им выгодно, а не то, что внутри на самом деле. Вторая проблема заключается в том, что данные являются поперечными: тяжело интерпретировать негативную связь между влечением к другу другого пола и удовлетворением от текущих романтических отношений. Существует множество потенциально перекрывающихся возможностей. Возможно, мужчины и женщины, которые не удовлетворены своими романтическими отношениями, все чаще обращаются к своим друзьям разного пола или заводят новые дружеские отношения разного пола. Возможно, влечение к другу противоположного пола приводит к неудовлетворенности своими романтическими отношениями. Или, возможно, мужчины и женщины с определенными наклонностями, такими как высокий уровень стремления к новизне, скорее всего, будут искать друзей разного пола и будут недовольны своими долгосрочными отношениями. Чтобы разобраться в этих многочисленных объяснениях, необходимо лонгитюдное (долгосрочное исследование определенной выборки людей) исследование, в котором подробно описываются романтические отношения мужчин и женщин, а также их межполовая дружба.

Теоретические объяснения притяжения

Как отмечалось ранее, разные исследователи предлагали разные объяснения постоянному притяжению между друзьями разного пола. Мы считаем вероятным, что привлекательность — это совокупный продукт культурных ожиданий, основных побуждений к спариванию и множества других факторов, таких как личность и уникальная история жизни. В текущем исследовании мы сосредоточились на проверке прогнозов, относящихся конкретно к гипотезе о том, что опыт межполовой дружбы мужчин и женщин частично является побочным продуктом их эволюционировавших стратегий спаривания. Будущие исследования могли бы использовать различные группы участников для проверки гипотезы о побочном продукте. Например, если стратегии спаривания влияют на опыт гетеросексуальных мужчин и женщин в межполовой дружбе, то они также должны влиять на опыт гомосексуалистов мужчин и женщин в однополой дружбе. Исследования показывают, что гомосексуалисты имеют предпочтения и стратегии в отношении партнера, которые в целом совпадают с предпочтениями и стратегиями их гетеросексуальных коллег; разница заключается в поле их желаемого партнера (Kenrick, Keefe, Bryan, Barr,&Brown, 1995).

Таким образом, гомосексуальные мужчины и женщины должны испытывать влечение к своим (предположительно платоническим) друзьям одного пола. Более того, учитывая более сильную ориентацию мужчин на краткосрочное спаривание, мужчины-гомосексуалисты должны чувствовать больше влечения к своим друзьям одного пола, чем гомосексуалисты должны испытывать к своим друзьям того же пола.

Другим направлением для будущих проверок гипотезы побочного продукта может быть сравнение друзей разного пола, которые знают друг друга с раннего детства, с друзьями разного пола, которые встречаются в подростковом возрасте или после него. Совместное проживание с представителем противоположного пола в раннем детстве является признаком родства и снижает сексуальные мотивы по отношению к этому человеку (Либерман, Туби и Космидес, 2007). Таким образом, можно ожидать, что юноши и девушки, дружившие с раннего детства, будут испытывать меньшую привлекательность друг к другу в течение своей дружбы по сравнению с теми, кто познакомился в раннем подростковом возрасте или после него

Вывод

Мы провели два исследования, чтобы определить степень, в которой мужчины и женщины испытывают романтическое влечение в своей межполовой дружбе, и частоту, с которой они воспринимают влечение как выгоду, а не как издержки участия в межполовой дружбе. Наши результаты дают предварительную поддержку предположению о том, что опыт мужчин и женщин в межполовой дружбе отражает их эволюционировавшие стратегии спаривания. Притяжение между друзьями разного пола является обычным явлением, и оно чаще воспринимается как бремя, чем как благо. Мы надеемся, что другие исследователи близких отношений продолжат целенаправленные исследования предвестников и последствий влечения между друзьями на протяжении всей жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *